Бесстрашный последователь Христа

Бесстрашный последователь Христа

Пауль Шнайдер родился в пасторской семье 29 августа 1897 года недалеко от Бад-Кройцнаха (ныне земля Рейнланд-Пфальц, ФРГ).
Во время Первой мировой войны, 18-летний Пауль, поддавшись патриотическому порыву, ушел добровольцем на фронт. Был тяжело ранен и награжден Железным Крестом. После войны изучал теологию в Гиссене и Тюбингене. Между делом работал, чтобы «изучить жизнь пролетариата», как сам говорил.
Позже с головой окунулся в деятельность Берлинской городской миссии. Был направлен на пасторское служение в общину своего отца — в округ Ветцлар. Там в 1933 году, когда нацисты пришли к власти в Германии, он впервые открыто выступил против «коричневого режима». На доске объявлений своей общины пастор Шнайдер поместил статью, в которой резко осудил политику министра пропаганды Йозефа Геббельса и шефа штурмовиков Эрнста Рема. «Кто принимает расистские законы Гитлера как источник откровения, тот отпадает от живого Бога, — заявил он с кафедры. — Дорогая церковь, мы стоим перед выбором и должны дать свидетельство». Как будто предчувствуя свое будущее, он сказал: «Я буду верен до смерти, но никогда не соглашусь на трусливую и благополучную жизнь этого мира!»
Свою проповедь он послал епископу. Ответ последовал незамедлительно: Пауля Шнайдера отправили в далекую, затерянную в горах Хунсрюка деревушку Дикеншид. Для проповедника-антифашиста это был счастливый поворот событий — крестьяне приняли его с радостью.
В 1936 году пастор Шнайдер бойкотировал выборы в рейхстаг. Ответить «нет» на выборах у него не было никакой возможности, а голосовать за нацистов он не хотел. Ночью фашисты написали на стене его дома: «Он не голосовал! Германия, народ, что ты скажешь??!!»
Утром несколько прихожан по собственному почину пришли к дому пастора с ведрами и тряпками и соскребли, смыли кроваво-красные буквы. Однако церковное руководство не было так мужественно, как простые люди. Пастор демонстративно не отвечал на фашистское приветствие, будто не замечал вскинутую вверх руку. Он не скрывал своих взглядов, открыто осуждая безбожные, человеконенавистнические идеи гитлеровцев. С таким служителем церкви надо было расправиться…
После неоднократного «исправления» в различных концлагерях он, чудом живой и невредимый, хранимый Божией рукой, возвращался в свою общину. В июне 1937 года несгибаемый пастор получил предписание покинуть Рейнланд. Шнайдер выкинул предписание в мусор, а в берлинскую рейхсканцелярию написал: «Бог поручил мне эту общину!»
В ноябре 1937 года его депортировали в Бухенвальд, отправили на работу в каменоломни. Так начался последний этап его пасторского служения. Он поддерживал узников, неутомимо проповедуя среди них Евангелие, делился с ними своей скудной едой. Его оскорбляли, избивали, изнуряли непосильным трудом, бросали в карцер, но не могли заставить замолчать.
Примерно в это время гестапо получило от церковного руководства список «неблагонадежных пасторов» В самом начале списка значилось имя Пауля Шнайдера. Его могли бы, однако, освободить, учитывая церковный сан, и выслать из Германии, но нужно было подписать обязательство молчать о том, что он увидел и пережил в Бухенвальде. П. Шнайдер отказался это сделать.
В апреле 1938 г. узникам Бухенвальда было приказано каждое утро приветствовать нацистское знамя со свастикой. Пауль Шнайдер отказался, считая это идолопоклонством. В наказание он был подвергнут жестоким пыткам и помещен в бункер — лагерную камеру для смертников.
Но и из окна камеры он продолжал проповедовать Слово Божье находившимся снаружи заключенным и тем самым поддерживал их морально. И он обвинял эсэсовских убийц, называя их по именам и призывая в свидетели Бога. Речи его всегда бывали короткими, потому что на него набрасывались надзиратели и заставляли замолчать.
Тринадцать месяцев продолжались чудовищные мучения. Видевшие его в то время заключенные рассказывали, что под конец Пауль Шнайдер превратился в кусок кровоточащей плоти.
18 июля 1939 г. ему ввели смертельную дозу строфантина.
Похороны пастора Шнайдера превратились в мощную демонстрацию протеста против бесчеловечного режима. На траурную церемонию в горную деревушку Дикеншид съехались более двухсот пасторов-антифашистов со всей Германии, а также многочисленная паства. Присутствовали, конечно, и гестаповцы. Один из них сказал: «Так хоронят королей…» — «Так хоронят свидетелей Христа», — был дан ему ответ.
Пауль Шнайдер не был пассивной жертвой: он добровольно и мужественно шел по избранному пути мученичества. Он пренебрег распоряжением властей о высылке, он отказался приветствовать нацистское знамя, он и в тюрьме не молчал о политических преступлениях и проповедовал Слово Божье даже находясь в камере смертников. Его мученичество было активным и оставило след во многих сердцах.
Источник: krinica.org